0

Язык

Июль 6th, 2013 / / categories: Беларусь /

В течение последних двухсот лет культура Беларуси находилась под влиянием культуры великорусской. Тем не менее, несмотря на активные ассимиляционные процессы, у жителей этой страны не исчезло ощущение не только отличности от мощной и агрессивной соседней культуры, но даже и определенной отчужденности от нее. В возникающих по этому поводу дискуссиях и публицисты, и ученые чаще всего черпают свои аргументы из истории белорусского языка.

Общеизвестно, что белорусский язык развивался на основе диалектов древнерусского, или общевосточнославянского, языка в Киевской Руси до середины XIII в. С тех времен в истории белорусской культуры, языка и литературы остались славные имена просветительницы Ефросинии Полоцкой — писательницы, основательницы церквей, монастырей, мастерской по переписке книг, епископа Кирилла Туровского, проповедника, поэта, просветителя, книжника. Были на территории Беларуси и другие известные книжники, например смоленские Климент Смолятич и Авраамий Смоленский.

В 1569 году (Люблинская уния). Великое княжество Литовское по политическим соображениям объединяется с Польшей в единое федеративное государство — Речь Посполитую, и на первых порах равенство партнеров соблюдалось весьма ревностно. Именно на это время приходится деятельность знаменитого белорусского первопечатника Франциска Скорины, и письменные тексты становятся всеобщим достоянием. «Псалтырь», первой изданная Скориной (1517, Прага), играла и роль букваря. Книгоиздательское дело Франциска Скорины продолжали Симон Будный (1530-1593) и Василий Тяпинский (1540-1604), чье творчество дышит идеями Реформации, патриотизма, гуманизма. Старобелорусский язык, поддержанный массовым характером книгопечатания, продолжает совершенствоваться и остается адекватным проводником самых тонких, самых высоких идей. В это же время Микола Гусовский пишет на латыни «Песню про зубра», сообщая всему миру (по-видимому, для этого и был избран международный язык книжности) о Беларуси.

XVIII век — странный период в истории белорусского языка. В новое время накопленный опыт уже не мог быть востребован в новое время, он не соответствовал сложившимся условиям. Традиции старого литературно-письменного языка, его система стилей в это время утрачивают свое значение.

Однако уже в XIX — начале ХХ века белорусский язык заново «вырастает» из белорусских диалектов. В это же время возрождается, а лучше сказать, претерпевает качественные изменения белорусская литература. Источником ее служит фольклор, народный театр XVIII века — батлейка, школьные драмы, комедии. Этот период в истории белорусской культуры определяется сильным влиянием русской и польской литератур при повышенном внимании к фольклору, анонимным текстам.

Разногласия польских и российских этнографов и политиков XIX в. привели к «научному открытию» Беларуси — ее языка, культуры, истории, фольклора — для широкой общественности. Беларусь начинают фундаментально изучать. Наиболее яркий пример — многотомный труд основателя белорусской филологии академика Российской академии наук Е.Ф. Карского «Белорусы», где он дает реестр белорусских памятников письменности, описывает особенности белорусского языка и рассматривает происхождение белорусского народа и белорусского языка.

На этой основе в начале ХХ века происходит «ускоренное» развитие языка: возникают периодические издания, в белорусской литературе появляется много новых имен. Литераторы конца XIX — начала ХХ века, особенно Максим Богданович, много времени уделяют вопросам развития языка, экспериментам с литературными жанрами и формами, переводам.

Эти процессы были насильственно оборваны в начале 30-х гг. Послевоенная история Беларуси — это, с одной стороны, несомненный рост экономики, образованности населения и культурного развития Беларуси в целом, с другой — это процесс дальнейшей русификации и во многом унификации белорусов и порожденный этим упадок национального самосознания и этнокультурного развития белорусского народа вплоть до угрожающего ослабления интегрирующей роли белорусского языка, а также возрастающей индифферентности значительной части населения к проблеме национально-культурного определения (при сохранении номинальной самоидентификации по этнониму).

Языковая ситуация в Беларуси сегодня парадоксальна. Большинство населения говорит на белорусском языке, но литературный белорусский язык мало востребован и непрестижен как язык образования и профессионального роста. На белорусском языке созданы литературные шедевры (имена Василя Быкова, Алеся Адамовича, Ивана Мележа, Владимира Короткевича и многие другие известны далеко за пределами Беларуси), однако они мало знакомы самим белорусам. В те годы, когда хорошие книги (в том числе и переводы зарубежных авторов на русский язык) были дефицитом, многое было переведено на белорусский язык, и читающая публика смогла оценить высокое качество переводов на белорусский язык и, соответственно, адекватность белорусского языка самым разным стилистическим и социальным задачам. И все же родной язык белорусы не рассматривают ни как способ знакомства с чужими культурами, ни как основной способ познания и сохранения своей.

Белорусская интеллигенция многое сделала и продолжает делать для белорусского языка и белорусской культуры. Например, газета «Наша нiва», как и на рубеже веков, служит связующим звеном для всех интересующихся Беларусью, ее языком, культурой, историей. На белорусском языке существует периодическая печать, причем такие газеты, как «Лiтаратура i мастацтва», новый журнал «ARCHE» удовлетворят самого взыскательного читателя.

Существует ряд общественных организаций, например Скорининский центр, роль которых в деле белорусского просвещения трудно переоценить. Силами таких организаций предпринят издательский проект «Беларускi кнiгазбор», в рамках которого издаются и помещаются в Интернет «Беларускiя летапiсы i кронiкi».

Однако работа белорусской интеллигенции по развитию терминологии, художественных и публицистических средств родного языка — не более чем узкоэкспериментальная лаборатория, где достигаются неплохие результаты, которые, тем не менее, не востребованы.

Генеалогическая и структурная близость белорусского и русского языков, конечно, работает на вытеснение белорусского языка как более молодого и имеющего иной социальный статус. И все же современная тенденция формирования лингвистической карты мира однозначно направлена на сохранение языков. В Беларуси, где, кстати сказать, белорусский язык является государственным (наравне с русским), реальное укрепление его статуса и расширение социальной базы может быть достигнуто путем совместных усилий отдельных лиц, общественных объединений и государства при активной позиции всех сторон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>